gomel-circus.by  
УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ "ЗАСЛУЖЕННЫЙ КОЛЛЕКТИВ
РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ "ЗРЕЛИЩНО-КУЛЬТУРНЫЙ КОМПЛЕКС
ГОМЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЦИРК
ПРИГЛАШАЕМ!АФИШАБИЛЕТЫНАШ ЦИРКГОСТИНИЦАФОТОГАЛЕРЕЯ
ИЗ ИСТОРИИ МИРОВОГО ЦИРКА
Из книги Доминика Жандо "История мирового цирка"
Предисловие
В

сякий знает, какую роль сыграли в развитии театра Мольер и Шекспир; всем известно, кто такой Еврипид. Англичане и французы хранят воспоминания о великих трагических актерах — Кине и Тальма. Любители балета не забыли имен Петипа и Нижинского; в памяти зрителей остались первые исполнительницы канкана — Грий д'Эгу и Ла Гулю.

Но кого, кроме Грока и Фрателлини, да, может быть, Кодона и Растелли, помнят те, кто приходит в цирк? Знают ли они имена тех, кто вот уже больше двух веков приводит их в восхищение? Известно ли им, что современный цирк был основан в 1770 году неким Филипом Астлеем, а Луи Сулье в XIX веке добрался со своей труппой до самой Японии? Что вовсе не Барнум создал цирк, носящий его имя, а на открытии старого Зимнего цирка в Париже присутствовал император Наполеон III?

У цирка, как у балета, театра или кино, есть своя история, и несправедливо, что мы так редко вспоминаем о людях, которые столько сделали для развития циркового искусства.

Эта книга — дань признательности наездникам, акробатам, дрессировщикам, клоунам, которые посвятили всю свою жизнь тому, чтобы хоть отчасти породнить реальность с мечтой, исполнить невыполнимое, выйти за грань возможного, — одним словом, чтобы создать чудесный мир Цирка и позволить детям всех возрастов, в том числе и взрослым, воспарить над окружающей их прозой жизни.

Наша история цирка написана не для специалистов. Хотя в ней очень много дат (без которых невозможно понять связь событий с эпохой), единственная ее цель — напомнить любознательному зрителю о том, что происходило в давние времена, в далеких странах, и познакомить его с миром, который — в силу своей замкнутости и скромности — охотно окружает себя тайной и ничем не походит на мир театра, балета или мюзик-холла, чьи секреты, как правило, известны каждому.

Невозможно на 182 страницах рассказать обо всем, ничего не упустив. Трудно избежать неточностей, ибо сведения об искусстве, остававшемся, как правило, вне поля зрения историков, разрозненны, а нередко и ошибочны.

Существуют работы, адресованные знатокам цирка, существуют труды, посвященные тому или иному жанру циркового искусства или развитию этого искусства в той или иной стране; они подробнее этой книги, тема их не так обширна, а цель более научна. Поэтому мы советуем читателю обратиться к трудам французов Анри Тетара, Тристана Реми, Жака Гарнье и Адриана, американцев Чарлза Филипа Фокса, Э.-Х. Сэксона, графа Чепина Мэя, англичан Памелы Мак Грегор Моррис, Уилсона Дишена и Энтони Д. Хиппсли Кокса, итальянца Алессандро Червеллати либо к более старым книгам, написанным такими авторами, как Стрели, Дзукка, Сальтарино, Аше-Супле, Гуго Леру, Дальсем, и другими.

Еще полезнее познакомиться с многочисленными журналами, выпускаемыми ассоциациями любителей цирка разных стран.

Самая полная книга, посвященная нашей теме, — это “Чудесная история цирка”, опубликованная во Франции после второй мировой войны писателем и журналистом Анри Тетаром. Эта книга, ныне ставшая библиографической редкостью, долгое время была единственным полным источником информации о развитии циркового искусства во всем мире от его истоков до первой половины XIX столетия.

Благодаря этой книге я заинтересовался историей цирка. Поэтому я посвящаю мой труд Анри Тетару, пробудившему во мне любовь к цирку.

 
Цирковое представление
Ч

то такое цирк?

В противоположность общепринятому мнению, искусство это возникло сравнительно недавно. Оно пестро по составу и состоит из элементов, существовавших задолго до того, как появился на свет его основатель Филип Астлей.

Цирковое представление разворачивается на круглом манеже диаметром двенадцать-тринадцать метров; в программу непременно должны входить конные номера (потому-то и необходим манеж), выступления акробатов, эквилибристов, жонглеров; желательно также присутствие клоунов (нет лучшего фона для представления, чем смех). На арене появляются и дрессированные животные, но это не обязательно. Немыслим цирк без лошадей и манежа. То и другое — основные признаки этого искусства. Там, где их нет, мы имеем дело не с цирком, а с варьете. Никто ведь не путает театр с мюзик-холлом, а оперу — с кабаре.

Цирк занимает в ряду искусств особое место; цирк — искусство визуальное (ему не страшны языковые барьеры) и универсальное (оно доступно любой публике).

Порой говорят, что цирк — развлечение для детей; это совершенно неверно; не может быть никаких сомнений, что пятилетний ребенок неспособен оценить бесстрашие акробата так, как взрослый зритель, а тем более как зритель искушенный, — между тем подобные зрители существуют, и их гораздо больше, чем обычно считают! Верно другое: в цирк можно отправиться всей семьей, и каждый получит при этом свою долю удовольствия, а такие развлечения в наши дни — большая редкость.

Были, однако, времена, когда вокруг цирковой арены собирались в основном знатоки: то была великая эпоха конного цирка, время великих наездников XVIII и XIX столетий, — наездников, которые привлекали просвещенных любителей, как новая интрига — искателя приключений.

В наши дни цирк снова обретает популярность, быть может, оттого, что другие виды зрелищ в конце концов утомили публику своей искусственностью, меж тем как под куполом цирка живут самоотдача, бесстрашие, упорство, трудолюбие, стремление создавать прекрасное, не прибегая к спасающей многие зрелищные искусства пышности. Все эти непреходящие ценности ныне можно найти только на усыпанном опилками манеже.

Имеют значение и национальные чувства публики: зрители гордятся мастерством своих соотечественников. Они гордятся тем, что представители их нации демонстрируют всему миру ее достоинства. В цирке нет места людским порокам, мелочности, подлости, несправедливости — здесь царит благородство, и притом благородство неподдельное.

Наконец, под куполом цирка живет любовь к приключениям, и любовь эта также неподдельна; здесь живет стремление к чуду, к тому, чтобы сделать невозможное возможным; здесь мечта становится явью, фантазия вторгается в повседневность.

Вот в чем всеобщее и непреходящее значение цирка. Внешне цирк XX столетия уже не тот, каким был конный цирк; форма его постоянно меняется, но суть остается неизменной. Это зрелище просто, ибо говорит само за себя (в цирке не бывает непризнанных гениев), оно не подвластно моде; чтобы полюбить его, не нужно специального образования.

Цирк сближает и объединяет разные страны и эпохи — это еще одна причина нашего интереса к нему.

 
Несколько слов
О цирке в Советском Союзе и странах Восточной Европы
П

осле Великой Октябрьской социалистической революции цирковое искусство в СССР и других социалистических странах достигло невиданного расцвета.

Самое замечательное проявление этого процесса — врастание цирка в культурную жизнь страны. Цирковое искусство, в высшей степени народное, доступное всем, независимо от культурного и образовательного уровня, не знающее языковых барьеров, нуждающееся в таких человеческих качествах, как храбрость, настойчивость, трудолюбие, пользуется особой поддержкой правительств социалистических стран.

Первым — и немаловажным — вкладом советского правительства в укрепление цирка было создание в 1927 году в Москве Училища циркового искусства. Всего здесь обучается одновременно четыреста человек.

С 1927 по 1967 год Цирковое училище размещалось в круглом здании с манежем и классными комнатами. Затем здание это было существенно перестроено и расширено; сегодня в нем имеются маленький прекрасно оборудованный цирк с традиционным тринадцатиметровым манежем и залом, вмещающим пятьсот зрителей, большой спортзал с разнообразными снарядами, танцзал, классные комнаты, по-прежнему расположенные вокруг манежа и выходящие в коридор, по стенам которого развешаны фотографии, маленький музей и богатая библиотека.

В училище существуют два типа обучения: дети, поступившие в возрасте одиннадцати-двенадцати лет, проводят в нем семь лет: в течение трех лет они совмещают изучение общеобразовательного курса с артистической подготовкой, а затем переходят непосредственно к совершенствованию циркового мастерства. В результате учащиеся получают среднее образование с артистическим уклоном. Более краткий курс обучения — четырехгодичный — соответствует традиционному образованию в цирковых школах: его проходят юноши и девушки в возрасте от шестнадцати до двадцати лет, имеющие среднее образование. В этом случае учеба делится на три цикла: один год общей подготовки: акробатика, классический танец и история цирка, два года специализации в зависимости от склонностей учащегося и один год на постановку номера. В школе тридцать пять преподавателей; в каждом классе не больше двадцати учеников. Обучение искусству клоунады строится по особой программе: учащиеся в течение четырех лет занимаются акробатикой, жонглированием, пантомимой, музыкой и другими дисциплинами, которые клоун должен досконально изучить, прежде чем выйти на манеж,— именно благодаря столь серьезному отношению к подготовке артистов комического жанра училище дало цирку артистов, внесших большой вклад в развитие искусства клоунады в СССР, таких, как Карандаш, Олег Попов, Леонид Енгибаров.

В училище существует система конкурсного отбора учащихся: каждый год из двух тысяч кандидатов поступает только пятьдесят человек. Отбор строго объективен: еще до начала экзаменов абитуриенты проходят медицинскую комиссию, после чего сдают вступительные экзамены, где внимание уделяется не только физическим данным, но и уровню интеллектуального развития.

Училище это, поразительные достижения которого налицо, поставляет артистов шестидесяти стационарным циркам Советского Союза, тридцати шапито и десяти объединениям “Цирк на сцене”. Тем не менее сегодня оно не удовлетворяет растущие потребности цирков страны: спрос значительно превышает предложение.

В большом бело-золотом зале Московского цирка на Цветном бульваре (бывшего цирка Саламонского), купол которого поддерживают двенадцать коринфских колонн, по-прежнему идут прекрасные представления. На ближайшее время намечена перестройка и модернизация его подсобных помещений.

Отлично поставленные тематические представления Московского цирка, как правило, намного превосходят те сборные программы, которые он показывает на зарубежных гастролях, хотя каждый номер в отдельности может и уступать номерам, “экспортируемым” Союзгосцирком, центральной цирковой организацией СССР.

В 1972 году у старого цирка Саламонского появился брат, Московский цирк на Ленинских горах, расположенный в новом районе около Университета,— ультрасовременное здание на три с половиной тысячи мест, похожее на летающую тарелку и оборудованное по последнему слову техники. Самым потрясающим нововведением является система телескопических манежей: под манежем находится гидравлический домкрат; в нужный момент манеж уходит вниз, а его место на подъемнике занимает один из четырех других манежей, стоящих на рельсах. Эта система позволяет заменить обычный манеж (покрытый, впрочем, не кокосовым ковром, а пористой резиной) водяной ареной с фонтанами и подводным освещением, ледяной ареной или полом с двойным дном для иллюзионистов! На всю операцию уходит не более трех минут!

Как во всех стационарных цирках Советского Союза, над форгангом расположена сцена*; в любой момент между ней и манежем словно по мановению волшебной палочки вырастает большая парадная лестница (как в “Фоли Бержер”). Манеж освещают двести сорок неподвижных и восемь подвижных прожекторов, а четыре кабины с кинопроекционными аппаратами позволяют показывать изображение на стене-экране, опоясывающей зал. Наконец, воздушные акробаты начинают свои выступления... прямо под куполом цирка: в потолке проделаны люки, из которых в нужный момент спускаются трапеции.

* Такая же сцена установлена в парижском Зимнем цирке, но, к сожалению, она сейчас используется только как эстрада для оркестра.

У артистов есть арена для репетиций, спортзалы и комната отдыха, где можно провести время между выходами.

В здании работает система кондиционеров, семьдесят различных генераторов регулируют температуру в зале и в каждом отсеке зверинца в зависимости от вида содержащихся здесь животных! Обслуживающий персонал цирка насчитывает четыреста человек, из которых половина — инженеры и техники...

В будущем в Москве намечено построить еще один — третий — цирк, ибо двух существующих, недостаточно, чтобы удовлетворить запросы публики: оба зала каждый вечер переполнены, а билеты в них надо доставать за несколько месяцев до представления.

В Ленинграде сохранился прекрасный цирк на две тысячи пятьсот сорок мест, построенный Чинизелли сто лет назад. Здесь царит теплая, домашняя атмосфера. В здании организован музей цирка, располагающий богатейшим (восемьдесят тысяч единиц) архивом, открытым только для историков и студентов. В одном из залов периодически устраиваются выставки для зрителей, обычно имеющие политическую направленность (“героическая борьба цирковых артистов против фашизма” и т. п.).

Из всех цирковых трупп, существующих в Советском Союзе, особый интерес представляет “Цирк на льду”. Здесь традиционные номера исполняются на ледяной арене. Это одно из самых удивительных зрелищ в мире: жонглеры, клоуны, акробаты, эквилибристы на першах, прыгуны с подкидными досками и даже воздушные гимнасты работают на коньках и потому с поразительной быстротой.

Самый поразительный аттракцион в цирке на льду показывает дрессировщик медведей Г. Будницкий: в его номере эти стопоходящие животные катаются на настоящих коньках и даже играют в хоккей с шайбой!

В каждом крупном городе Советского Союза есть свой постоянный цирк, причем в ряде городов, например в Киеве, Баку, Ташкенте, это здания весьма современной конструкции.

Сходным образом обстоит дело в Чехословакии, Венгрии, Польше и Болгарии; в этих странах существуют цирковые школы, многие выпускники которых выступают в западных цирках и в Соединенных Штатах (так, цирк братьев Ринглинг, Барнума и Бейли охотно включает в свои программы выступления артистов из Восточной Европы).

Номера, созданные в этих странах, обладают некоторыми особенностями, отличающими их от традиционных западных номеров. Конечно, есть случаи исключительные, например, номер семьи Силадь, акробатов с подкидной доской, которым удается двойное сальто-мортале с приходом на “колонну” из четырех человек, что прежде казалось невозможным. Но главная разница состоит в подаче выступлений: во-первых, в цирках социалистических стран отсутствует настоящая опасность: во всех рискованных номерах применяется лонжа. В некоторых случаях эта прискорбная осторожность может даже привести к сомнению в подлинности того или иного трюка: так канатоходцы Волжанские осуществляют восхождение по наклонному канату “колонной” из трех человек, но при этом они настолько подстрахованы лонжами, что начинает казаться, что они вряд ли смогли бы проделать все это, если бы их страховала только сетка... Во-вторых, огромное внимание уделяется оформлению номера, но изысканные костюмы, впрочем, не всегда удачные, театральные жесты и пританцовывающая походка зачастую выглядят странновато. Некоторые номера, к сожалению, чересчур “совершенны” в своем жанре и их исполнители лишены темперамента итальянских, испанских или южноамериканских артистов, но лучше уж эта холодность, чем слишком часто встречающаяся небрежность.

Наконец, соединение традиционной техники с использованием необычных цирковых снарядов привело к созданию оригинальнейших номеров, примером чему может служить работа на “русских качелях”, обновившая традиционный репертуар прыгунов с подкидными досками.

Однако самого большого расцвета достигло, пожалуй, искусство клоунады. В то время как на Западе искусство это постепенно отмирает, не в силах приспособиться к новым условиям жизни, русские артисты, по большей части выпускники Циркового училища, полностью изменили представление о клоунах, которое сложилось у всех за последние сто лет. Они отказались от нелепых нарядов и утрированного грима, сделавшись похожими на августов прежних времен и на артистов кабаре. Они считают делом чести выступать с настоящей работой, будь то музыкальный или акробатический номер, привнося в нее тысячу забавных находок. Самый интересный из них, Леонид Енгибаров — темноволосый молодой человек приятной наружности с холодным юмором на грани абсурда — напоминал обликом Китона в фильме “Генерал”. К сожалению, он слишком рано умер. Номер его был весьма оригинален: он балансировал на лбу перш с подносом, на котором лежали пиджак, перчатки, шляпа и трость, потом резко подбрасывал перш — и оказывался в пиджаке, в шляпе, в перчатках и с тросточкой в руках! Жаль, что западная публика не видела Енгибарова. Из ведущих советских мастеров смеха ей знакомы только замечательный клоун-поэт Попов, традиционный август Карандаш и кумир советской публики Никулин, чей чудесный юмор с трудом пересекает границу, ибо держится в первую очередь на тесном контакте со зрителями. Енгибаров же мог развеселить любую публику — сценки его были зрелищны и потрясающе смешны. Кроме того, его армянский темперамент был ближе к нашему, чем славянский темперамент русских.

Надо надеяться, что пример русских вдохновит западные страны на деятельную помощь цирку. Не обязательно национализировать его, но необходимо признать, что обучение молодежи, пришедшей из нециркового мира, дает цирковому искусству новый приток крови и струю свежего воздуха, а законы, подобные тем, что приняты, например, в Италии, позволят западному цирку подняться до такого уровня, какого достиг советский цирк. Подобная революция в мире цирка уже назрела, ибо многие европейские и американские артисты, превосходящие своих восточных коллег в том, что касается техники, к сожалению, слишком часто оказываются изолированы и лишены возможности отточить свое мастерство до совершенства.

 
 
 
  
НАШ QR-КОД
QR-код - контактная информация  Гомельского госцирка
ДЛЯ ВАШЕГО СМАРТФОНА
       

 
ИЗ КНИГИ...
Жандо Доминик
История мирового цирка: Пер. с фр.— М.: Искусство. 1984.— 192 с., ил.

Книга посвящена истории мирового цирка, начиная с древнейших истоков и кончая состоянием циркового искусства в Европе и Америке 70-х годов. Автор рассказывает о создателе цирка Ф. Астлее и его последователях — европейских и американских цирковых артистах и антрепренерах XIX и XX веков. Издание богато иллюстрировано.

ББК 85.35
792.6

Текст книги: .zip (382 кБ)

РЕКОМЕНДУЕМ...
Лобода А. М.
Цирк на белорусской арене: Фотоальбом. — Минск: "Беларусь". 1989.— 208 с., ил.

Маски. Художественное панно в холле гостинице цирка

  
 
© УК ЗКК «Гомельский госцирк»
ул. Советская 27, 246050 г. Гомель, Беларусь Тел.: +375 (232) 719907 E-mail: adm@gomel-circus.by